Как сообщалось, сегодня в чешском городе Либерец суд начал рассматривать дело о выдаче Латвии одного из самых известных участников беспорядков в Вецриге 13 января 2009 Ансиса Берзиньша. Не желая мириться с государственным произволом, мужчина кинул камень в здание Сейма, за что страна решила наказать его по всей строгости, приговорив к реальному тюремному заключению. Порталу FOCUS.LV удалось пообщаться с Берзиньшем в Чехии, где он с апреля этого года находится в тюрьме, ожидая решения о выдаче в уже тюрьму латвийскую.


Знаменитый латвийский активист, рассказал свое видение ситуации, о буднях в чешской тюрьме и общих, не слишком радужных ощущениях, вызванных “потерей родины”.

“Вы знаете, за последние месяцы я постарел как будто бы лет на пять. Тюремные будни в Чехии довольно тяжелы, хотя, как я понял, все же лучше, чем в Латвии. Администрация не так уж плоха, но и пальцем не пошевелит, чтобы хоть как-то улучшить жизнь заключенных. Кормят довольно плохо, еду приходится докупать самому, повсюду курят, хотя я некурящий. Но хуже всего, конечно, от мысли, что кто-то распоряжается моим временем и бытом. Психически довольно тяжело, серьезно портится здоровье. И ведь за что? За несколько снежков и брошенный камень в здание Сейма. В период, когда к народному протесту призывал даже сам президент?!”, - рассказал Берзиньш.

По его словам, рассмотрение его дела в латвийском суде сразу превратилось в какой-то фарс и показательное выступление в усладу правительству.

“За административное преступление – разбитое окно, меня объявили особо тяжелым преступником. Начали появляться какие-то сфабрикованные обвинения, что я якобы кидал камни в полицию, хотя я этого не делал. За это мне добавили к сроку еще два месяца. Я готов был признать, что совершил административное нарушение, но уголовным преступлением мой протест называть было просто неправильно. Конечно, я понимаю, что все это дело появилось исключительно из-за того, что я отказался подчиниться, верил в свои права, отказываясь допускать мысль, что Латвия не является правовым государством”, - вспоминает он.

После оглашения решения суда, Берзиньш решил покинуть страну, продолжив свое обучение за границей, работая над докторской диссертацией.

“После отъезда из Латвии я побывал в России, Белоруссии, Мексике, посетил Кубу, Канаду, Панаму. Потом, рискнул и вернулся в Европу. Стажировался в одном из университетов в Литве, а позже отправился в Чехию, что оказалось роковой ошибкой”, - поделился мужчина.

В апреле этого года по требованию латвийской стороны Берзиньш был арестован чешской полицией. Увы, но желание хоть как-то улучшить ситуацию в стране на фоне экономических руин 2009 года и нежелания властей хоть что-то менять стало для него роковым. Подобного Латвия не простила.

“С одной стороны, после всего этого я стал сильнее, закалился, но с другой – я потерял веру в людей, в общество, в дела, которые я делал. Слишком сильно я жил для Латвии, когда надо было, как многие, жить для себя. Тогда бы ничего это бы не произошло. До этого я всегда знал, чего я хочу, знал, как нужно жить. Жил максимально общественно – учеба, работа, семья музыка. А сейчас? Не знаю. Дезориентирован. Ясно одно, простить Латвии это предательство, то, что она сделала с моей жизнью за мою к ней искреннюю любовь, я не смогу никогда. Я всегда считал себя патриотом. Но сейчас я остался без Родины. И как-то от этого по-сиротски тоскливо и тошно…”